Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
24 октября 2021, 21:50

Россия готова прийти на помощь Европе, которая оказалась в энергетическом кризисе

Смотреть сюжет

О газе на этой неделе вообще много говорилось. Власти Евросоюза, оказавшись перед лицом энергетического кризиса, собрались на экстренный саммит. Пытались понять, что делать с высокими ценами, попутно обвиняя в своих бедах Россию.

Хотя многие в ЕС уже понимают, что причину нужно искать в другом месте, наша страна свои обязательства по контрактам полностью выполняет. А резкий рост цен — результат политики Брюсселя и действий Вашингтона.

России высокая цена на газ самой невыгодна. Об этом Владимир Путин говорил не раз. И если нужно, мы легко сможем нарастить поставки. «Северный поток — 2» уже достроен.

Жозеп Боррель: Сегодняшние цены на энергоносители — это следствие большой геополитической игры с сильным внешним измерением.

Это признание главы внешнеполитического офиса ЕС перед европейским саммитом, можно сказать, прогресс. Цены на газ подскочили до заоблачных высот. А миллионы совсем не нищих европейцев получают официальный статус «энергетически бедных». Приходится искать, кто в этом по-настоящему виноват.

Вероника Дюкен — типичная европейская пенсионерка с не самым плохим пособием. Но и она с ужасом ждет холодов, когда нужно будет платить за отопление. Уже сейчас приходится экономить на всем.

«Чтобы заварить чашку чая, я раньше использовала микроволновку, а теперь заливаю воду в кофеварку, она потребляет меньше энергии. А вместо того, чтобы принимать ванну каждый день, я моюсь два раза в неделю в душе, а остальные — в раковине. Скоро будет восстание против того, через что нам приходится пройти», — говорит Вероника Дюкен.

В ЕС теперь признают, что причина роста цен на газ в Европе, совсем не Россия, на которую кивали прежде. Заметим, что Россия поставляет на европейский рынок лишь 30% от потребляемого ЕС газа. При этом в дефиците газа в Европе обвиняли только Россию. И если быть совсем откровенным, геополитические игры, которые упомянул Боррель, заключались в том, что в угоду США европейские чиновники и СМИ вставляют палки в колеса «Газпрому», лишая европейцев дешевого газа.

Владислав Белов, руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН: «Газпром» ведет себя как рыночный игрок, который заявляет Европе: «У меня готов проект, у меня есть «Мерседес», «Мерседес» заправлен. Он готов вас быстро, недорого и как вы хотите — доставить в аэропорт» всего-навсего, а ему говорят: «Вы знаете, это очень здорово, но вот как бы наш начальник нам это запрещает».

В итоге едут условные европейцы на разбитой колымаге задорого и неизвестно, доедут ли. Казалось бы, абсурд, но так оно и есть. Взять хотя бы попытки отказа ЕС от долгосрочных контрактов с поставщиками газа в пользу спотовой, то есть биржевой торговли. Сами себя перехитрили.

В. Путин: Значит, все начали сводить к споту. А на споте в значительной степени это не реальный газ, не физические объемы, которые не увеличиваются, а бумажный газ, на бумажке написано. А физических объемов-то нет. Они сокращаются.

Результат не заставил себя ждать. Пользуясь дефицитом газа, биржевики взвинтили цены на него до заоблачных высот.

Р. Танкаев, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России: Вот это безобразие — результат работы некомпетентных политиков. Если бы в решении этих энергетических задач принимали участие специалисты и промышленники, ничего подобного не было бы. Они читали это в учебниках на первом курсе своих институтов, о том, что объемы биржевой торговли не должны быть очень большими, они не должны превышать 3%-5%. Все остальное должно поставляться по рыночным ценам, но по долгосрочным контрактам. И тогда не будет никаких скачков.

Россия, по словам Путина, вообще не заинтересована в росте цен на энергоресурсы. Об этом президент заявил на встрече с правительством. По его словам, в итоге это приводит подорожанию всего и вся, в том числе того, что мы закупаем заграницей. И нам такой рост невыгоден. Но, судя по тому, что еврочиновники продолжали обвинять в росте цен на газ Россию, им и в голову не пришло, в чем дело. А формирование цены на газ, оно как закон гравитации: с ним можно спорить, но падать все равно больно.

В. Путин: Значит, сегодня по так называемым долгосрочным контрактам, я внимательно, прошу, чтобы сейчас услышали, внимательно прошу вас слушать и, хочу, чтобы услышали. Вот, значит, 1200 или, там, 1150 долларов за тысячу кубов. Те европейские компании, которые получают от «Газпрома» газ по долгосрочным контрактам, получают его, внимание, в четыре раза дешевле. Не на какие-то проценты — в четыре раза.

А ведь США убеждают ЕС не покупать газ у России. Дескать, не разделяет она западные ценности и вообще не друг. Взамен предлагали свой сжиженный — в два, три раза дороже, но правильный, демократический газ.

А вот сейчас, в момент кризиса, США предпочли общим западным ценностям, возможность заработать. В Азии, в частности, в Китае и в Латинской Америке готовы платить американцам за газ больше, чем европейцы. Так что газ, на который рассчитывали в Европе, США отправили на более выгодные рынки. Как говорится по-дружески. Без обид.

В. Путин: Вот я вспоминаю, знаете, есть у нас сказка, известная русской аудитории, когда один из персонажей заставляет волка зимой хвостом ловить рыбу. А потом сидит рядышком и приговаривает про себя: «Мерзни, мерзни, волчий хвост». Вот если европейцы пойдут по этому пути, то они так и будут себя чувствовать, как эти известные персонажи в русской сказке.

Константин Симонов, экономист: Волк — конечно, это Европейский союз, который совершил огромное количество глупостей. Лиса — это, скорее всего, США, которые втянули их в эту историю. Ну а мы, я думаю, что мы — рассказчики, которые предупреждали волка о том, что может ждать.

В. Путин: Девять миллиардов сняли с европейского рынка и перенаправили их в Латинскую Америку и в Азию. Кстати говоря, вот когда формулировали европейцы принципы, по которым должен формироваться рынок газа в Европе, говорили о том, что все на спот надо направлять, они же ведь исходили из того, что это премиальный рынок. А европейский рынок премиальным не оказывается сегодня. Понимаете? Он не премиальный.

Несколько лет назад европейские политики, вдруг решили, что энергетика готова отказаться от сжигания угля, мазута в пользу солнечных и ветряных электростанций. Благодарить за все это замерзающие европейцы должны вполне конкретного человека — замглавы Еврокомиссии Франца Тиммерманса, курирующего энергетику. Вот его цитата:

«Я хочу предельно ясно высказать свою мысль: у ископаемого топлива нет будущего. И это также относится к ископаемому газу в долгосрочной перспективе. Будущее за безуглеродной электроэнергией и сектором декарбонизированного газа, в котором водород используется в качестве носителя энергии, а экологически чистый водород — в качестве конечного продукта».

Такие фантазии о будущем довольно сложно понять энергетически бедным европейцам, которые мерзнут в домах сегодня.

Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии: То, что предлагают Тиммерманс и другие, убивает средний класс Европы — основу демократии. Повышение цен, новые требования, из-за которых стремительно растут цены, убивают его, не только на востоке, но и на западе. С одной стороны находится здравый смысл, а с другой — фантазии. Утопические фантазии убивают нас, в этом и заключается проблема цен на энергию.

Константин Симонов, экономист: Когда встали ветряки Северного моря, а газ оказался дорогим, заместить эти энергоносители оказалось нечем. А газа на бирже не оказалось. Вот эти две ошибки, они соединились во времени. И получается, что не одни грабли ударили по голове Европейскому союзу, а сразу одни и вторые грабли. Но эти грабли поставили у себя там, в прихожей, сами европейцы.

И вот если ко всему этому добавить сокращение добычи газа в Европе, неполное заполнение подземных хранилищ за лето, то все это стечение обстоятельств и привело к идеальному шторму на энергетическом рынке Европы.

Немного цифр:

- добыча в Европе за первое полугодие упала на 22,5 миллиарда кубометров. За год это 45 миллиардов кубометров;

- заполнение ПХГ (подземных газовых хранилищ) в Европе сократилось на 18,5 миллиардов кубометров;

- США перенаправили из Европы в Азию и Латинскую Америку девять миллиардов кубометров.

И вот итог: в 2021 году дефицит природного газа в Европе составит 72 миллиардов кубометров. При общем потреблении около 400 миллиардов кубометров в год.

В. Путин: Это много. При чем здесь Россия-то? Это рукотворный результат экономической политики Еврокомиссии. А Россия здесь вообще ни при чем. Вот Россия, в том числе «Газпром», увеличила поставки на европейский рынок. «Газпром» в целом на 8 и, по-моему, 7%, а вообще в так называемое Дальнее зарубежье — на 12%, по-моему. Американцы недопоставили на девять миллиардов, а «Газпром» увеличил на 11 миллиардов. Ну, меня слышат хорошо все или нет? Ну, не в этом зале я имею в виду, а так называемые заинтересованные лица. Вам сокращают кто-то там, а мы увеличиваем.

Президент Путин заверил: Россия может поставлять гораздо больше газа в Европу. Проект «Северный поток» задуман не сегодня и даже не вчера именно для этого. Уже сейчас первая труба «Северного потока — 2» заполнена техническим газом. Поставки можно начать хоть сейчас. К декабрю будет заполнена вторая труба.

В. Путин: В общем объеме это 55 миллиардов кубических метров. Если иметь в виду, что дефицит на европейском рынке, по нашим подсчетам, составит 70, но 55 — это прилично. Это прилично. Как только труба будет заполнена вторая и как только будет получено разрешение немецкого регулятора, на следующий день мы начнем поставки.

Но готов ли ЕС получить российский газ в полном объеме и не заморозить зимой своих так называемых «энергетически бедных» граждан? Большой вопрос. Абсурдные директивы, написанные европейскими чиновниками, ничего не смыслящими в энергетике, а также окрики из-за океана, пока никто не отменял.

Читайте также: