Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
13 октября 2021, 18:14

Владимир Путин на «Российской энергетической неделе» говорил в том числе о ситуации с газом в Европе

Смотреть сюжет

Россия помогла Европе на пике газового кризиса. С безумных почти двух тысяч котировки опустились примерно до тысячи долларов за тысячу кубометров газа.

О том, что наша страна не только не ограничила поставки, как некоторые американские компании, но и нарастила их на 15%, Владимир Путин заявил на пленарном заседании «Российской энергетической недели», объединившей ведущих экспертов.

Готовы и еще нарастить, подчеркнул президент, хотя экспорт уже тянет на рекорд. Впрочем, говорили не только о европейских, и не только о проблемах. Построить чистую энергетику будущего — задача на десятилетия, но она того стоит.

«Российская энергетическая неделя» задумывалась прежде всего для встреч производителей, поставщиков и потребителей энергии — место, где можно обсуждать тенденции и находить решение проблем. Вот только на предыдущей такой встрече, еще в 2019 году, никто и предположить не мог появления коронавируса, который в итоге привел сразу к двум крупнейшим кризисам в мировой энергетике: сначала переизбыток энергоресурсов, а теперь — резкий дефицит.

Обращаясь к участникам форума, президент России напомнил: весной прошлого года скопилось так много нефти, что впервые в истории цена на нее стала отрицательной. И только совместными усилиями государств-участников объединения ОПЕК+ удалось стабилизировать цены на рынке.

А вот с газом так не вышло. Цены на голубое топливо после прошлогоднего снижения просто взлетели вверх, и Владимир Путин подробно остановился на причинах происходящего.

В. Путин: «Скажу сейчас несколько вещей, которые в этой профессиональной аудитории могут показаться очевидными, просто прописными истинами, однако в последнее время разные ответственные лица о них предпочитают забывать или замалчивать, не говорить об этом, подменяя анализ ситуации пустыми политическими лозунгами. О чем идет речь. За последние 10 лет доля возобновляемых источников энергии в европейском энергобалансе резко выросла — вроде бы и хорошо, она стала играть значимую, заметную роль. Что же здесь скажешь? Вроде как и слава Богу. Однако главной, отличительной чертой этого сектора является непостоянство выработки электроэнергии. Нужны большие резервные мощности. И если случаются серьезные провалы генерации, в первую очередь из-за особенностей погоды, то этого резерва попросту не хватает».

А как раз в этом году особенностей погоды хватало. Из-за постоянных штилей не работали ветряки, солнечным панелям не хватало ясных дней, а покупатели в надежде на традиционное летнее снижение цен на газ откладывали закупку голубого топлива.

В. Путин: «Рост цен на газ в Европе стал следствием дефицита электроэнергии, а не наоборот. И не нужно, что называется, перекладывать «с больной головы на здоровую», как у нас говорят, и как пытаются делать некоторые наши партнеры. Иногда слушаешь, что на этот счет говорится, удивляешься, просто удивительно, как будто не видят цифр — я еще об этом скажу, — не видят реалий, просто прикрывают свои собственные ошибки».

Одной из таких ошибок стал поспешный отказ от атомной и угольной генерации для баланса цен. А именно сохранение традиционных источников энергии вместе с развитием «зеленой энергетики» обеспечивает нашей стране и низкие цены на электроэнергию — в переводе на европейскую валюту один мегаватт в России сегодня стоит 20 евро, а в Германии и Франции — 300, привел пример Владимир Путин. Поэтому и коммунальные тарифы в России в разы ниже, чем в Европе. Но западные политики об этом умалчивают. Зато упирают на обвинения в адрес России, и об этом прямо спросила российского президента модератор дискуссии, журналистка американского телеканала CNBC.

Хедли Гэмбл: Россия использует энергию как оружие?

В. Путин: «Россия вообще не использует никакого оружия, если Вы обратили внимание. А что касается экономики, где мы используем оружие? В каких конфликтах мы участвуем? А что касается экономики, то это вообще исключено. Мы увеличиваем поставки в Европу. «Газпром» на 10%, в целом Россия увеличила поставки в Европу на 15%. И по газопроводам увеличили на 10%, и СПГ — до 13% догнали. Мы увеличиваем. Не сокращаем, а увеличиваем поставки. А другие поставщики сократили на 14 млрд куб метров. Из них половина сокращений приходится на поставщиков из США. А если нас просят увеличить еще, мы готовы увеличить еще. Мы увеличиваем на столько, на сколько нас просят наши партнеры. Нет ни одного отказа, ни одного. Причем мы увеличиваем и по направлению Турции, по Голубому потоку, в хорошем смысле этого слова, по «Турецкому потоку», увеличиваем эти поставки на Балканы. Сейчас пошли через «Турецкий поток». Увеличиваем по имеющимся маршрутам. Мы даже увеличили поставки через ГТС Украины. Увеличение в этом году через ГТС Украины сверх наших контрактных обязательств по транзиту составит примерно 10%. Там больше увеличивать-то нельзя. Нам все намекают: увеличьте еще поставки через Украину. Опасно увеличивать, там десятилетиями не ремонтировалась ГТС, там можно, если давление увеличишь, оно лопнет вообще, Европа совсем лишится этого маршрута. Там 80% износа оборудования, свыше 80%. Никто ничего не хочет слушать и слышать. Все только настроены обвинять в чем-то Россию».

Хедли Гэмбл: И как вы можете заставить Европу поверить в то, что вы надежный газовый партнер, когда вы не поставляете эту энергию по газопроводам?

В. Путин: «Красивая женщина, симпатичная, я ей говорю одно, она мне тут же совершенно другое, как будто не слышала, что я сказал. Вас вводят в заблуждение. И вас, уважаемый коллега, и всех, кто питается информацией из подобных источников. Мы увеличиваем поставки в Европу».

Именно уход американского газа на более прибыльный азиатский рынок стал одной из причин дефицита топлива в Европе, согласен и глава французской компании Total Патрик Пуянне.

П. Пуянне: Президент РФ абсолютно прав. Мы являемся вторым по размеру производителем СПГ, но в этом году из-за всплеска спроса в Китае практически весь газ из США был направлен в КНР. Основная причина, которая объясняет, почему в Европе сейчас меньше газа. Меньше газа не из России, а из других источников.

Тем не менее, несмотря на всю очевидность причин дефицита газа в Европе, западные политики продолжают обвинять Россию, при этом указывая на то, что именно продавец больше всех заинтересован в высоких ценах для получения сверхприбылей. Но дело в том, что цена на газ ставит рекорды только на европейских биржах, а «Газпром» торгует топливом по долгосрочным контрактам, в которых прописаны стабильные условия.

В. Путин: «А в споте, там же по-другому складывается цена — от предложения и от целого ряда труднопрогнозируемых обстоятельств. Очень много факторов неопределенности. «Газпром» не получает этих денег, ни две тысячи за тысячу кубов, ни 1500, ни 1225, как сегодня. Он-то продает по долгосрочным контрактам в привязке к ценам на нефть. А вот коллеги сидят, руководители наших компаний, они знают, сколько сейчас нефть котируется: 82, 81 доллар за тысячу кубов, наш Urals? К этой цене на нефть привязаны цены. Германия получает не по две тысячи, не по 1500, а по 250, 230. Максимум по 300 долларов за тысячу кубов. «Газпром» вроде даже теряет. Если бы продавал на спорте, получал бы 1200 за тысячу кубов, а он 250-300 получает. Но производить тем не менее заинтересован, в этой стабильности. Почему? Потому что он знает, что он продаст такой-то объем, как минимум, по такой-то цене, как минимум, и тогда он соответствующим образом выстраивает свою инвестиционную политику».

Что же касается упреков в адрес России по поводу того, что наша страна не увеличивает поставки газа по так называемому «украинскому маршруту», то это тоже неправда, отметил Владимир Путин.

В. Путин: «На 10% в этом году увеличили объем прокачки. Сверх наших контрактных обязательств. Пусть спасибо хотя бы скажут. Вместо этого одна ругань в наш адрес слышится. Более того, если будут созданы экономические и технологические условия, даже увеличить. Мы готовы это сделать. Но мы должны понять, а сколько же у нас купят. Если Европа уходит от углеводородного сырья, в том числе в конечном итоге от газа, в перспективе, как же мы сегодня можем брать на себя обязательства по увеличению транзита через Украину, если у нас Европа покупать не будет?! Ну, скажите нам, сколько вы купите, заключайте контракты по объемам, тогда мы поймем, сколько мы можем прокачать по Северному маршруту, сколько можем прокачать по «Турецкому потоку», сколько можем оставить или добавить даже по украинскому. Мы должны понять объем рынка. А когда нам Европа говорит о том, что «мы уходим от углеводородов, но при этом вы должны после 2024 года неизвестно сколько, сто лет, качать через Украину», вы чего, в своем уме или нет?»

Кроме того, обратил внимание американской журналистки Владимир Путин, существуют технологические ограничения на прокачку газа через украинскую трубу, которая не ремонтировалась уже три десятилетия и изношена, по разным оценкам, примерно на 80%. То есть трубы могут попросту не выдержать слишком высокого давления. Ну и, к тому же, украинский маршрут гораздо дороже.

В. Путин: «И мы перешли к добыче в более северных регионах. На полуострове Ямал. И оттуда начали строить новую свою систему и для разводки и по территории РФ. Делаем мы это уже второе десятилетие настойчиво, постепенно, имею в виду наши возможности. И оттуда же начали выстраивать экспортные маршруты. Отсюда возник «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2». И теперь по поводу экономической целесообразности и политической мотивации. Этот маршрут — ну, послушайте в конце концов меня все внимательно, — на две тысячи километров короче до наших основных потребителей в Европе, чем маршрут через Украину. На две тысячи короче, а, значит, дешевле. По маршруту «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» особенно, выбросы в атмосферу в 5,6 меньше СО2, чем по газотранспортной системе Украины».

Однако административные барьеры для запуска второго «Северного потока», даже несмотря на то, что Европа так сильно нуждается в газе, европейские регуляторы снимать не спешат. И искать логику в этих решениях зачастую бывает бессмысленно.

В. Путин: «В Голландии, в Нидерландах, суд недавно принял решение в отношении компании Shell. Какое решение вынес, любопытно. Shell решением суда предписано сократить выбросы CO2 на 45%. Послушайте, это прецедент. Если люди совершенно профессионально неподготовленные будут принимать такие решения, то всплески на мировых рынках неизбежны. Знаете, в Средние века, по-моему, голландцы, когда погода была холодная, климат был более жестким, на коньках передвигались по рекам и каналам замерзшим. Если так будет продолжаться дальше, кататься будут не только для того, чтобы из пункта А в пункт Б перебраться, а чтобы согреться».

В то же время, неоднократно отмечал Владимир Путин во время дискуссии, Россия выступает за разумный подход в вопросах энергетики. «Зеленые технологии» должны защищать экологию и климат, но нельзя забывать и о потребностях людей. Так что к углеродной нейтральности, это когда выбросы углекислого газа не превышают возможностей его поглощения, наша страна будет идти постепенно, до 2060 года.

Читайте также: