Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
15 июня 2021, 18:12

В интервью телеканалу NBC Владимир Путин уделил особое внимание отношениям России и США

Смотреть сюжет

Считая минуты до начала встречи в Женеве, мировые СМИ продолжают обсуждать большое интервью Владимира Путина, которое вышло в эфир американского телеканала NBC. Президент долго и подробно говорил как о российско-американских отношениях в целом, так и о личных контактах с Джо Байденом, а лидеры встречались не раз, как известно.

За три года, что Владимир Путин не давал интервью американским репортерам, вопросов накопилось столько, что журналист NBC Кир Симмонс заволновался, мол, может не хватить времени. Российский лидер ответил, что время здесь определяет он, и спешить ни к чему. В итоге беседа продолжалась полтора часа.

Разговор в преддверии российско-американского саммита, а потому центральная тема, конечно, двусторонние отношения Москвы и Вашингтона.

К. Симмонс: Президента Байдена интересует стабильность и предсказуемость. А Вас?

В. Путин: Это самая главная ценность, можно сказать, в международных делах. Мы со стороны, как я считаю, наших американских партнеров как раз этого и не видели в предыдущие годы. Какая же стабильность и предсказуемость, если мы вспомним события в Ливии в 2011 году, когда страну разрушили? Ну и какая здесь стабильность и предсказуемость? Все время говорили о том, что войска в Афганистане будут оставаться. Потом раз, вдруг ‒ бум, войска из Афганистана выводятся. Это что стабильность, предсказуемость? Я спрашивал у своих коллег американских: «Вот вы хотите, чтобы Асад ушел, а кто на его место придет, что будет дальше?» Ответ странный: «Не знаю». Ну, если не знаешь, что будет дальше, зачем менять то, что есть? Ведь это может быть вторая Ливия или второй Афганистан. Мы этого хотим? Нет. Давайте вместе сядем, будем разговаривать, искать решения, искать компромиссы, приемлемые для всех сторон, ‒ вот так достигается стабильность.

Москва рассчитывает, что с новой вашингтонской администрацией удастся найти точки соприкосновения. Если, конечно, «российская карта» и враждебная риторика не станут фактором внутриполитической борьбы вокруг Белого дома. Как бывало уже не раз.

К. Симмонс: Президент Байден говорил, что вы как-то встречались, что вы лицом к лицу очно виделись, и он говорил Вам, он так утверждает: «Я смотрю Вам в глаза и не вижу никакой души». А Вы сказали: «Мы друг друга понимаем». Вы помните этот разговор?

В. Путин: Я не помню этой части наших разговоров, честно говоря, не помню. Но мы все, когда мы встречаемся, разговариваем, работаем, добиваемся каких-то решений, мы действуем в интересах своих государств, своих народов. И это лежит в основе всех наших действий, помыслов, и это является побудительным мотивом для организации встреч подобного рода. Насчет души ‒ это в церковь, пожалуйста.

В конце концов, отметил Путин, президенты для того и встречаются, чтобы попробовать наладить отношения. Вот и Байден сегодня назвал своего российского коллегу «умным, жестким человеком» и «достойным противником». Но в американском информационном поле Россия продолжает оставаться чуть ли не главной внешней угрозой.

Факт, который точно беспокоит американцев: сближение Москвы и Пекина.

К. Симмонс: Вы жалуетесь относительно НАТО на Западе. Почему вы не жалуетесь на милитаризацию Китая на Востоке?

В. Путин: У нас с Китаем за последние годы, за последние десятилетия сложились отношения стратегического партнерства, которых в истории наших государств мы ранее не достигали. Большой уровень доверительности и сотрудничества, причем по всем направлениям: в политике, в экономике, в сфере технологий, в военно-техническом сотрудничестве. Мы не считаем, что Китай представляет для нас угрозу. Это дружественная страна. Она же не объявляет нас врагом, как это сделали в Соединенных Штатах. Вам об этом разве ничего не известно? Мы довольны тем беспрецедентно высоким уровнем наших отношений, как я уже сказал, которые сложились за предыдущие десятилетия, мы этим дорожим. Так же, как дорожат этим и наши китайские друзья, мы это тоже видим.

Разговор о внутрироссийских делах ожидаемо свелся к теме несистемной оппозиции.

В. Путин: Вы сказали о том, что кто-то задержан, кто-то находится в местах лишения свободы ‒ да, это тоже бывает. Вы упоминали некоторые фамилии.

К. Симмонс: Алексей Навальный его зовут. Задам прямой вопрос: Вы приказали его убивать или нет?

В. Путин: Конечно, нет. У нас нет такой привычки, кого-то убивать. Это первое. Второе. Я хочу Вас спросить: а вы приказали убить женщину, которая вошла в Конгресс и которую застрелил полицейский? А Вы знаете, что у вас 450 человек арестованы после захода в Конгресс? И они пришли не для того, чтобы украсть там компьютер, они пришли с политическими требованиями. 450 человек арестованы, им грозит тюремное заключение от 15 до 25 лет, и они пришли с политическими требованиями. Разве это не преследование за политические взгляды? Некоторых обвиняют в заговоре с целью захвата власти. Некоторых вообще в грабеже обвиняют. Они пришли не грабить.

Впрочем, развивать тему арестов протестующих в Капитолии журналист не стал. Для американской аудитории, видимо, намного важнее спросить Путина о преемнике.

К. Симмонс: Чем дольше Вы находитесь у власти, чем дольше нет кого-то, кто может Вас сменить, не получится так, что найдется преемник, а потом все это обрушится в одночасье?

В. Путин: А что обрушится в одночасье? Смотрите, если мы посмотрим ситуацию, в которой находилась Россия в 2000 году, она балансировала на грани сохранения своего суверенитета. Но сейчас ситуация другая. Сейчас много проблем, но ситуация абсолютно другая. Придет когда-то обязательно на мое место другой человек. И почему все это должно рухнуть, что ли? Вы знаете, я настолько связал всю свою судьбу с судьбой страны, для меня в жизни нет никакой другой, более значимой задачи, чем укрепление России.

Что же касается вопроса о гипотетическом преемнике, по словам российского лидера, не обязательно, что их убеждения должны во всем совпадать. Главное, чтобы это был преданный стране человек с конструктивными взглядами. Такого, сказал Путин, он и сам поддержит.

Читайте также: