Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
14 июня 2021, 21:12

Рост числа заразившихся COVIDом во многом связан с недостаточными темпами вакцинации

Смотреть сюжет

Такое мнение высказал директор Центра имени Гамалеи — Александр Гинцбург. По его словам, люди откладывают прививку «на потом», хотя именно вакцина — самый надежный и доступный каждому способ обезопасить себя и близких. И это при том, что промедление может быть смерти подобно в прямом смысле.

Каждый раз, оказываясь в красной зоне, думаешь: почему реанимационные отделения до сих пор забиты? Когда коронавирус перестанет безжалостно бросать людей на эти койки? Казалось, зараза немного отступила, но это была только передышка между сражениями.

Как и солдаты в бою, врачи в реанимации действуют максимально быстро, пытаясь обогнать смерть.

Эта трубка для него — спасительная соломинка, которая тянется к аппарату ИВЛ. 36-летний мужчина почти сгорел всего за три дня. Сейчас — критический момент, и никаких прогнозов от врачей. Еще год назад люди такого возраста не входили в основную группу риска по COVID-19. Но вирус, говорят врачи, с тех пор стал агрессивней, пожирая легкие за считанные дни.

«Сейчас мы встречаем абсолютно молодых пациентов, не отягощенных никакими сопутствующими заболеваниями, у которых имеется более 90% поражения легочной ткани», — рассказывает врач-реаниматолог Видновской районной клинической больницы Алина Рыбалкина.

Евгения Стигачева едва вырвалась из удушающих объятий COVIDа. На пике у нее были те самые 90%. Она уже неделю на ИВЛ. А до болезни была полна жизненных сил — всего год назад родила младшую дочку.

«Такие кошмары снились. Ужас. О детях думала о своих. Как надо выбираться, выздоравливать побыстрей», — рассказывает Евгения Стигачева.

Только сейчас Евгения смогла взять в руки телефон, успокоить родственников. COVID чуть не сделал сиротами четырех детей. А ведь этого кошмара легко было избежать.

На вопрос, почему прививку не сделали, отвечает: «Как-то никогда не делала, не задумывалась об этом. От гриппа тоже вроде не делала никогда. Теперь буду всем рекомендовать, чтобы делали прививки!»

Евгения возвращается к жизни. Но вытащить с того света врачам удается не всех.

«К смертям нельзя привыкнуть. Мы каждый раз переживаем, плачем в коллективе. Вот так. Самому молодому пациенту, который скончался, было 27 лет», — рассказывает врач второго инфекционного отделения Видновской районной клинической больницы Антонина Зорина.

Денис Глушаков чуть старше — ему 28. Был убежденным антипрививочником. В одночасье сваливший с ног COVID заставил изменить позицию.

«Я принципиально не хотел ее делать. Сейчас, конечно, когда Бог даст, выздоровею, я рассмотрю этот вариант», — говорит Денис Глушаков.

Никогда еще Андрей Лепский из Пятигорска не чувствовал так плохо. Представьте, говорит, каково это, как будто у тебя в грудной клетке раскаленные угли?

«Говорю: не хотите быть на моем месте — вакцинируйтесь! Некоторые говорят: да, это ерунда. Я говорю: если ерунда, приди ко мне, чайку попьем. Не хочет! Значит — не ерунда», — говорит Андрей Лепский.

Среди соседей Андрея по палате нет ни одного вакцинированного. Те, кто сделал прививку, конечно, тоже могут заразиться, но надолго в красной зоне не задерживаются.

«Тяжелого течения болезни у этого человека уже не будет. У него будет легкое течение болезни. Те реанимационные койки, которые заняты, они сейчас заняты не людьми вакцинированными, они заняты как раз теми, кто не нашел себе вот времени или понимания того, что вакцинироваться было необходимо», — отмечает главный врач Диагностического центра № 5 г. Москвы, доктор медицинских наук Павел Гуляев.

Для самих медиков прививка уже норма. В Челябинске одну из трех российских вакцин на выбор получают студенты и преподаватели Южноуральского медицинского университета. В том числе те, кто уже переболел, но растерял антитела и опасается рецидива.

«Температура 39 неделю, отсутствие всяких запахов, головная боль. Ну и как судороги были. Не хочу больше болеть, не хочу больше локдауна и дистанционного обучения. Хочу общаться вживую», — говорит преподаватель медицинского колледжа ЮГМУ Татьяна Ефимова.

Антипрививочников, говорят врачи, взять бы и провести по «красной зоне». Посмотреть и послушать, как люди борются за каждый глоток воздуха. Хрипы, стоны, тревожное гудение аппаратов ИВЛ — так в реанимации звучит COVID.

Сколько еще терпеть? Вопрос волнует всех, кто уже было поверил в победу над коронавирусом. Другое дело — зачем нужна эта изнурительная борьба, если есть доступное противоядие.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей